«…А вечные вопросы долга, чести, любви, добра всегда тревожат нас!» 

     «Только ею, только любовью, держится и движется жизнь»   И.С. Тургенев

   К 200-летию замечательного русского писателя  И.С.Тургенева в  рамках «Факультета литературы»  в библиотеке  прошла встреча  с учащимися двух десятых классов Новоторъяльской средней школы «…А вечные вопросы долга, чести, любви, добра всегда тревожат нас!»   Понятия «милосердие», «патриотизм», «любовь к ближнему» — не пустые слова для героев  нашего повествования.

     Ни в русской , ни в мировой литературе нет другого, равного Тургеневу писателя, отдавшего женщинам столько понимания и нежности, поднявшего их на такую высоту, так верившего в их величие и могущество.

Любовь, светлая и чистая, как луч солнца, согревает героев писателя, освещает всю жизнь.   Но она же становится суровым испытанием «на прочность», и очень немногие мужчины выдерживают это испытание, но женщины – всегда, их мудрость, жертвенность, величие – беспредельны…

    Человек тончайшей души и высокого ума, один из самых значительных людей своего времени, Иван Сергеевич Тургенев выстрадал страницы о любви…

    «Самая счастливая минута в моей жизни связана с женской любовью. Это, когда встретишься глазами с ней, с женщиной, которую любишь, и поймёшь, что и она тебя любит. Это со мной было раз в жизни, а может быть и два раза…»   И.С.Тургенев.                 Баронесса Юлия Петровна Вревская считалась в течение почти двадцати лет одной из первых красавиц Петербурга. Строго говоря, она  не отвечала требованиям классической красоты, но все находили её редкой, пленительной женщиной не только своей наружностью, сколько женственностью, грацией и бесконечной добротой.  Главной её особенностью была нетерпимость к злословию. Она не только никогда ни о ком не говорила ничего дурного, но утверждала, что в каждом человеке есть хорошие стороны, и всегда старалась подчеркнуть их.

  Было в ней что-то от героинь его романов и повестей. Во всяком случае, они подружились… Письма, которые они писали друг другу – образец  чистоты и чувственности, взаимопонимания, нежной  и чуткой дружбы и любви…

Юлия Петровна овдовела в год своего замужества, в 1858 году, и единственным воспоминанием о нём остались сложные материальные расчеты с тремя побочными детьми покойного мужа, заслуженного генерала Вревского…  Встрече с Тургеневым предшествовали шестнадцать лет одинокой жизни.

Париж, 1 февраля 1875 года. Тургенев — Вревской «Уж как там не вертись, а должно сознаться, что если не верёвочкой и не чёрт – а кто-то связал нас…  Смотрите, не вздумайте ни перерубать, ни развязывать этот узелок…. Мне всё ещё становится тепло и несколько жутко при мысли: ну что, если бы она меня прижала бы к своему сердцу не по-братски? – и мне хочется спросить, как моя Мария Николаевна в «Вешних водах» — «Санин, вы умеете забывать? Ну, вот вам и исповедь моя.  Кажется, достаточно откровенно?»

   Когда же Россия объявила войну Турции (1877-1878), Тургенев, как и многие его передовые современники, глубоко сочувствуя борьбе славянских народов против турецкого ига, писал Вревской: «…Дай бог нашим смиренным героям в больших сапогах действительно выгнать турку и освободить братьев славян».

   С началом русско-турецкой войны, т.е. с середины апреля 1877 года, Вревская начинает  хлопоты о разрешении организовать на собственные средства санитарный отряд, что само по себе было трудным, так как царское правительство не особенно поощряло гражданскую активность подданных. Но хлопоты Юлии Петровны неожиданно и быстро оборачиваются успехом. И вот уже сформирован отряд из 22-х сестёр и врачей. Причём одна из этих двадцати двух – сама Вревская. Знал ли Тургенев, что спустя четверть века после романа «Накануне» еще раз в самой жизни, в живой действительности повторяется история Елены Стаховой и Дмитрия Инсарова? Знал ли Тургенев тайну Вревской?..       

   Как истинная дочь офицера, Юлия Петровна мечтает побывать «в деле».  Здесь сказались и неугомонность характера, и целеустремленность, и известная доля элементарной храбрости, способность пренебречь жизненными удобствами. После адской четырёхмесячной работы  отряд отправлен в отпуск, она же, по её «настойчивой просьбе» переводится из Бялы в Мечку, к самой передовой. Из её лазарета видны летящие снаряды. Юлия Петровна ассистирует при операциях, а однажды сама извлекает пулю из тела раненого, чем в душе очень гордится. Живет в крошечной комнатушке без стола и стульев. Умывается снегом, потому что воды не хватает.  Ее терзает положение раненых, больных солдат, которых прибывает ежедневно от 30 до 100 – «оборванные, без сапог, замерзшие». «Я их пою, кормлю, – пишет Вревская. – Это – жалости подобно видеть этих несчастных поистине героев, которые терпят такие страшные лишения без ропота; все это живет в землянках, на морозе, с мышами, на одних сухарях, да велик Русский солдат!»
     А 17 января Вревская заболела тифом.  Умерла 5 февраля.   Из петербургских газет Тургенев узнал, что Вревской не стало. Он был потрясён. Его стихотворение в прозе на смерть Вревской не вместило в себя всей горечи; он пишет друзьям, постоянно упоминая в письмах её имя, стараясь приучить себя к мысли, что этой женщины больше нет…

                                        И.С.Тургенев «Памяти Ю.П.Вревской»

    «На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гошпиталь, в разоренной болгарской деревушке — с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве — и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала — и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась — и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда — а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена… дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу — хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!»  Сентябрь, 1878 г.

     Высоты духа. Высоты вдохновения. Высоты любви. Может быть, счастливы те, кто прожил свою жизнь, даже не подозревая об их существовании и тем более не зная, какой ценой они даются. Иногда они стоят жизни.  И узнавшие их назад не возвращаются, потому что высота – это беспредельность…